| первая полоса | поиск в архиве  


№2607, 15.11.2017


ТГУ вошел в число лидеров Проекта 5-100


ТГУ и Токийский университет станут стратегическими партнерами


Компании Нидерландов заинтересованы в совместных проектах


Собственные образовательные стандарты, широкий бакалавриат и цифровые технологии
Каким станет образовательный процесс ТГУ в ближайшем будущем



Надежда Зильберман, доцент ФсФ: «Мой курс не про роботов, он про людей»


Вдоль трансекта с рюкзаком
Сеть исследовательских станций ТГУ набирает популярность у зарубежных ученых



Покажите, какие вы профессионалы
ТГУ стал площадкой для отборочного этапа международного чемпионата профмастерства



Все тексты о Сибири в одном месте


«На фестивале в Сочи я увидел весь мир»
Участники ВФМС-2017 из ТГУ делятся впечатлениями о поездке



Почему хорошая история лучше релиза
В ТГУ прошла Школа студенческой медиаредакции



«С трепетом и сердечным замиранием вошел я в университет…»
Каким предстал Томск и Томский университет абитуриенту 1896-го года



Университет будущего – своими руками






«С трепетом и сердечным замиранием вошел я в университет…»
Каким предстал Томск и Томский университет абитуриенту 1896-го года

В фондах Музея истории Томского государственного университета хранятся оригиналы 10 писем студента медицинского факультета Томского университета с 1896 по 1902 год Николая Либерова, адресованные его другу Евгению. В этом номере вниманию читателей предлагаются отрывки из одного письма. Они даются в оригинальном изложении автора, с сохранением современной автору орфографии и пунктуации.

______________________________________________________________________

В Томск приехали мы 18го вечером. От пристани до Т[омска] версты 4; поэтому мы (челов[ек] 15) наняли 2х ломовых (извощиков за 1 р.); навьючили на них свое имущество; сами пошли пешком. Погода доселе прекрасная, около Томска изменилась; было холодно; к тому же моросил неприятный осенний дождик.

Томск, когда мы в него вошли поразил нас невиданною нами доселе удивительною грязью. Идти по городу пришлось по колена в грязи. Я не преувеличиваю нисколько. В подтверждение своих слов сошлюсь на свидет[ельства] местных обывателей. Вот что, например, пишет один из жителей Томска в местной газете: «Томская грязь, ежегодно весной и летом поглощающая в свои ненасытные недра не только тысячи рублей, но и тысячи обывательских калош, представляет собою какое то восьмое чудо света. Можно жить с приятелем визави на одной улице, и в течение целого месяца не с играть с ним ни одной партии в вист. В конце концов фотограф[ические] снимки с томских мостовых весной и осенью можно бы было «экспонировать на всероссийской выставке с верным разсчетом получить первый приз за изобретение идеально скверной мостовой». Извощики перевозят с одной стороны улицы на другую за 30. Дешевле брать, по их словам, «грешно». И спасибо Папаше и Мамаше за то, что они навялили мне личные сапоги. Пригодились…, особенно в то время, когда я только что вступал в Томск.


Cтуденты Императорского Томского университета на занятиях Буржинского.
______________________________________________________________________

* * *
Остановились мы сначала на по-стоялом дворе. В двух небольших комнатках поместилось нас человек 15. Ночью спали буквально друг на друге. До чего было тесно!.. Утром 19го отправились в Унив[ерситет].

Довольно красивое здание заним[ает] Унив[ерситет]. Есть при нем громадный сад. С трепетом и сердечным замиранием вошел я в Унив[ерситет]. Прежде всего в глаза бросился мне список лиц, допущенных к приемным экзаменам и...к своей великой радо-сти увидал я свою фамилию. На душе немного полегчало…

Экзамены, как значилось в другом объявлении, имели быть 23го из рус[ского] яз[ыка] и 24 и 26го из лат[инского]. Из Костромичей к экзаменам не были сначала допущены: Леб[едев] Дим[итрий], Реч[енский] Андр[ей], Син[айский] Ник[олай] и Соколов Вас[илий]; у всех этих 4х аттестаты не особенно хороши; к тому же и документы свои они послали дов[ольно] поздно. Обращают, след[овательно] внимание при приеме в Унив[ерситет] на аттест[ат] и на время подачи прошения. Жалко было смотреть на не принятых... Проехали до трех тысяч верст...и вдруг отказ!.. Много пришлось перенести бедным!.. Помню я, как Лебедев загрустил и затосковал, когда узнал, что к экзаменам он не допущен. Бегал к Ректору, Попечителю... Телеграфировал потом министру и только благодаря участию Делянова (министр народного просвещения в 1882-1897 годах – прим. ред.) был допущен к испытаниям... Соколов и Реченский добились принятия более легко… Один только Синайский воротился с ничем... Так и отослали назад... Причиною этого было будто бы то, что он нагрубил попечителю..., к тому же оказал невежливость: сел без всякого приглашения напротив попечителя в кресло... Видишь из-за каких мелочей приходится коверкать судьбу... Грубить Синайский, наверно, и не думал... Если и сорвалось быть может, резкое словечко, так под влиянием необычайной душевной тревоги и волнений... Можно бы, кажется, войти в его положение, понять его...

* * *
19ое и 20го числа Августа употребили мы на приискание квартиры: с трудом нашли... Комната дов[ольно] приличная... 4 окна, 4 стола, диван, 4 стула, до 16 цветов, большое зеркало, гравюры... Вот какое убранство нашей комнатки!.. Поместилось нас в ней 4: сначала Я, Анагорский, Доброхотов, и Митинский. Ребята все хорошие…


Студенты в столовой общежития.
______________________________________________________________________


* * *
Жилось сначала хорошо. Столовались мы в кухмист[ерской]: за это удов[ольствие] платим в полмесяца 3 р[убля]... (на днях переб[рались] в студенч[ескую] деш[евую] столовую). Один только обед... Кормят, положим, изысканно... Утром покупаем к чаю ситнаго... После же обеда до утра следующего дня говеем и с чаем вечерним не едим ничего... Особенно мы по ночам маялись на первых порах не на чем было спать; кроватей не было; одежонки – подложить под себя – тоже не было. Первую ночь я спал на голом полу, вторую на стульях, третью на диване, и потом где придется...

* * *
23го был первый экзамен из рус-ского языка... Происходил экзамен в актов[ом] зале... Ручки, чернила и бумага (гербовая) все это было готовое... Тема была: «Влияние Византии на русское просвещение». Прописал я долгонько; кончил в три часа... О результатах своего сочинения узнал я 26го, когда происходил экзамен из Лат[инского] яз[ыка]….Перевод достался простой... Шло поэтому у меня, как по маслу... Когда я перевел и разобрал переведенное, профессор богословия заговорил о моем сочинении; Сочинение мое ему понравилось... По его словам, оно лучше всех (экзаменовалось нас 140 чел.) (Оценено мое сочинение баллом 5). Нашел профессор во мне литературное дарование и советовал не бросать пера, когда буду получать медицин-ское образование. Из Университета я не шел, а летел...Похвала профессора слишком взволновала меня: до того она была неожиданна!... Что касается письменного экзамена по Латыни, то об этом экзамене нечего и говорить: очень уж просто... Дали переводить что-то о Демосфене... Мы, Костромичи, перевели сообща, а потом переведенное вместе только написали и подали профессору… Написали в общем все дов[ольно] плохо. Средний балл 3– ... Костромичи отличились...

Если бы ты видел всех экзаменующихся!… Все, за исключ[ением] нас Костр[омичей], выглядывают как-то солидно и внушительно. Да оно и понятно… Большинство кончило семинарию черт знает когда. Двое – так совсем старики: лет сорок непременно будет каждому из них.

* * *
По вечерам в Томске электрическое освещение... А какие здесь – если бы ты видел, богатейшие магазины... В России, кажется и не найдешь таких!.. По ночам происходят здесь постоянно кражи... Зачастую происходят драки... В обычае – драться здесь «стенка на стенку»… Вообще Томск очень интересен!.. И замечательно как здесь уживаются и мирятся друг с другом непримиримые противоречия!.. Самое высшее образование с невозможной грубостью и суеверием!.. Колоссальное богатство с невыразимой бедностью!.. Жду от тебя письма, самого подробного и обстоятельного. Надеюсь, ждать долго не заставишь...
Твой друг.


Николай Дмитриевич Либеров
Родился 12 ноября 1876 г. в Галиче Костромской губернии в семье потомственного священнослужителя. По окончании Галичского духовного училища (1890 г.) он поступил в Костромскую духовную семинарию, которую окончил в 1896 г., и в этом же году поступил на медицинский факультет Императорского Томского университета, в 1902-м с отличием его окончил со степенью лекаря.

В январе 1903-го он был назначен на должность ординатора факультетской терапевтической клиники. Его ближайшим учителем и наставником был основатель сибирской школы терапевтов профессор М.Г.Курлов, под руководством которого Либеров успешно занимался научными исследованиями по гематологии.
Как врач он принимал участие в русско-японской и первой мировой войнах. Работал врачом Томского университета и ассистентом факультетской терапевтической клиники, в мае 1914 г. защитил диссертацию.

В июле 1926 г. был избран профессором и заведующим кафедрой диагностики с пропедевтической терапевтической клиникой Омского медицинского института. Умер 11 января 1944 г. в Омске.

Николай Либеров известен как ученый-бальнеолог и организатор курортного дела. В 1926 г. он был назначен научным руководителем курорта «Озеро Карачи» и занимал эту должность до 1941 г. Под его руководством и при личном участии был разработан и реализован план реконструкции этого курорта.
______________________________________________________________________


Cтуденты на занятиях Смирнова.

На 1 января 1897 г. в Томском императорском университете обучалось 446 студентов. Весьма обширной была география мест, откуда они приехали для учебы в сибирский город. Практически в Томском университете были представлены все губернии тогдашней России.

В основном здесь учились выпускники духовных семинарий (353). Только из Костромской духовной семинарии в 1896 г. поступило 9 человек, а всего к 1 января 1897 г. их было 20. Владимирская духовная семинария была представлена 31 выпускником. Из сибирских духовных семинарий в то время в университете обучался 31 человек. Им преподавали 25 профессоров, 4 прозектора и 2 ассистента.

Публикацию подготовили
профессора ИФ Сергей Фоминых
и Сергей Некрылов



Томский Государственный УниверситетCopyright © Alma Mater; E-mail: alma@mail.tsu.ru