| последний номер | первая полоса | поиск в архиве  


№2580, 07.05.2015


Дорогие ветераны войны и трудового фронта! Уважаемые коллеги!


В награду — автограф от ректора


Все выше и выше


Оглянуться в прошлое, увидеть будущее


Газпромбанк передал два миллиона рублей в Эндаумент-фонд ТГУ


Открыть имя героя


Профессор Сергей Фоминых: «Поиски ведутся не только на полях сражений, но и в архивах»


«Должны все то, что есть лучшее у нас, отдать Родине»


Горжусь своими предками


На учебном фронте


«Здравствуйте, мои дорогие...»


На маленькой станции


Все экспонаты выставки – в действии


Памятник павшим, миля мира и полевая кухня


Кто быстрее и сильнее?






На учебном фронте

Семинары при керосинках, чернила из черемуховой коры – учебный процесс в ТГУ проходил в сложных условиях

«Как-то много лет спустя, после рассказов о жизни студентов нашего набора 1939 года во время войны, один студент удивленно воскликнул: «Борис Алексеевич, а когда же вы учились?» Я сам теперь удивляюсь, но факт остается фактом: несколько наших выпускников получили дипломы с отличием, троечников не было ни одного», – писал в своих воспоминаниях Борис Антипов, выпускник ФМФ и доцент РФФ. В военные годы университет продолжал готовить специалистов.

Пятилетка за три года
Уже в первые недели с начала войны университет лишился большинства учебных помещений, которые были переданы для нужд фронта. Взамен ТГУ получил восемь маленьких зданий, разбросанных по всему городу, общей площадью 2300 кв. метров. Там было размещено учебное оборудование, проводились лекции, лабораторные и семинарские занятия. Кроме того, занятия в первом учебном году проходили в лабораториях и аудиториях СФТИ, в учебных помещениях индустриального института и в Доме партийного просвещения, а иногда и на квартирах преподавателей. Как вспоминает Евгения Носкова, выпускница ГПФ, многие годы работавшая в ТГУ: «Занятия проходили в разных зданиях: на Московском тракте, на ул. Горького, в комнатах общежития на ул. Никитина. Иногда даже на лекции ходили к профессору Г.Г. Григору домой. Усаживались у печурки, и он читал нам лекции…».
Трудности с материальным обеспечением, отвлечения на всевозможные хозработы серьезно затрудняли учебный процесс. Однако Томский университет сохранил преподавательский состав, основное оборудование, коллекции музеев и кабинетов. И хотя значительная часть оборудования и коллекций была законсервирована, занятия продолжались.
Но война все-таки внесла свои коррективы. На основании указаний наркомата просвещения РCФСР и Всесоюзного комитета по делам высшей школы от 25 июня 1941 года «О перестройке учебной работы университетов и ускоренной подготовке специалистов в военное время» пятилетний срок обучения был сокращен до трех лет (прежний срок обучения был восстановлен уже в сентябре 1942 года). В июле-августе 1941 года получили дипломы студенты, переведенные по итогам весенней экзаменационной сессии на пятый курс. В первый год войны на 1-й курс зачисляли без экзаменов. В мае 1942-го также досрочно были выпущены студенты 4-го курса. В 1941-42 учебном году университет окончило 578 человек. Всего за период войны университет выпустил 1269 специалистов.
Был введен ряд новых дисциплин (тракторное дело, общее земледелие, организация сельского хозяйства, всеобуч и другие), обусловленных требованиями военного времени. Учебная нагрузка студентов (лекции, лабораторные, семинарские занятия) составляла 48 часов в неделю. Большое внимание в ходе обучения уделялось военной и физической подготовке. По военному делу практические занятия проводились в поле, тире, на улице независимо от погоды.
Сокращались, а порой и отменялись зимние и летние каникулы. Во время учебной практики студенты, как правило, работали на предприятиях и в колхозах.

Ноги в холоде, желудок в голоде
Занятия проходили в очень сложных условиях. Студенты и преподаватели сами должны были заботиться об обогреве помещений, материальном обеспечении учебного процесса.
«Химический факультет за годы войны несколько раз перебирался из одного помещения в другое. Транспорта не было. Студенты на руках (иногда на санках) переносили оборудование, посуду, реактивы, – вспоминает Людмила Алексеенко, выпускница, доцент ХФ ТГУ. – Студенты и сотрудники факультета выполняли всю хозяйственную работу, связанную с учебным процессом и научными исследованиями. Бывало, что профессор А.П. Бунтин ломал забор, а профессор М.П. Орлова топила плиту, чтобы вести выпаривание при анализах. Занимались в пальто и рукавицах, писали на старых книгах и газетах, чернила делали из черемуховой коры с железными опилками».
Из-за частых перебоев с электроэнергией начало занятий зимой переносилось на более позднее время – с 9.30 утра. Студентам, совмещавшим обучение с работой на оборонных предприятиях, было дано право свободного посещения лекций. Лабораторные работы, семинары, занятия по иностранным языкам преподаватели проводили с ними в вечерние часы, очень часто при керосиновой лампе.
Тяжелыми были и бытовые условия. Из-за очень скудного питания студенты и преподаватели постоянно голодали, в таком полуголодном состоянии они ходили на лекции, работали на предприятиях и в госпиталях. Клавдия Смолякова, доцент ХФ пишет: «В годы войны стипендию получали студенты, сдавшие экзаменационную сессию на «отлично» и «хорошо». По карточкам им выдавали по 400 гр. хлеба. В зимнее время в столовой университета на обед выдавали тарелку супа с галушками, а в летнее – суп с крапивой. Зачастую хлеб съедали сразу за один прием. Хлеб был лакомством….Недостаточное питание сказывалось на здоровье студентов, особенно страдало зрение. Студенты нашего выпуска все ходили в очках».
Из-за материальных проблем, нехватки жилья в первый семестр 1941/42 учебного года отсев студентов достиг 25 процентов (не считая призванных в ряды РККА). На начало 1942/43 учебного года в университете числилось 812 студентов, из них более 200 не явились к началу занятий. Вопрос сохранения студенческого контингента ставился на собраниях партийной организации университета. Для решения проблемы было решено расширить подсобное хозяйство университета. 22 гектара вспаханной земли за городом выделили под индивидуальные огороды. Рекомендовалось и студентам иметь коллективные огороды.
«Но даже несмотря на такую совсем голодную жизнь студенты всегда находили возможность развлечься. Мы ходили в кино, театр, на концерты. По субботам в университетской столовой (на Никитина, 4) были танцы», – вспоминает Лидия Абрамович, выпускница ФМФ. И еще ей запомнился день 9 мая, когда вся страна праздновала победу: «Был митинг. Были и смех, и горькие слезы – почти в каждой семье кто-то погиб на войне. Вечером на площади было гулянье, фейерверк. А наша группа собралась на Никитина, в комнате №4 на 4-м этаже, где жили наши парни. Был очень скромный ужин, всего пол-литра водки и огромное счастье – одно на всех. Казалось, что даже природа радовалась вместе с нами – день был солнечный, теплый, а из окна общежития вечером было так здорово наблюдать огни фейерверка».

* * *
Несмотря на все трудности, университет был сохранен, сохранились его кадры, его научные школы и традиции. Во время войны не был закрыт ни один из семи факультетов. Более того, в 1941 году было открыто филологическое отделение на историческом факультете, и он стал именоваться историко-филологическим. А участие в учебном и научном процессе эвакуированных с запада ученых и преподавателей, многие из которых были ведущими в своей области, дало новый импульс развитию ТГУ.

При подготовке публикации использованы материалы сборника «С верой в победу! Томский университет в годы Великой Отечественной войны» (под редакцией профессора Сергея Фоминых, изд-во ТГУ) и музея истории ТГУ.

подготовила наталья шарапова



Томский Государственный УниверситетCopyright © Alma Mater; E-mail: alma@mail.tsu.ru