| первая полоса | поиск в архиве  


№2638, 29.01.2021


Две кафедры ФИЯ удостоены звания «Золотая кафедра России»


Программа ИПМКН получила высший балл по итогам аккредитации АИОР


Ледники Алтая теряют высоту


Ольга Нагель: «Для декана важно быть на волне трансформаций»
Декан ФИЯ рассказала о том, как перестраивала свою работу, получив новый статус



Юлия Кжышковска: «Программирование врожденного иммунитета – это вопрос национальной безопасности
Ученый ТГУ и Университета Гейдельберга рассказала о работе в Томске и новых вызовах для исследователей



Как побывать на экскурсии, не выходя из дома?
Видеопроект «Первый в Сибири» расскажет и покажет историю нашего университета



Ирина Куц: «Боролась за победу вместе с кандидатами и докторами наук»


Как путешествовать автостопом
Своим опытом передвижения по автомобильным дорогам делится студент ТГУ



Скажи мне, что ты смотришь
Редакция выяснила, какие сериалы предпочитают студенты ТГУ



Анализируй это
Психологини ТГУ создали аккаунт, где разбирают характеры киногероев







Юлия Кжышковска: «Программирование врожденного иммунитета – это вопрос национальной безопасности
Ученый ТГУ и Университета Гейдельберга рассказала о работе в Томске и новых вызовах для исследователей

Вопрос здоровья населения в наши дни стоит как никогда остро. В основе любого заболевания лежит неправильная работа иммунитета. Изучением связи нарушений в его работе с развитием кардио- и онкопатологий в ТГУ занимается лаборатория трансляционной клеточной и молекулярной биомедицины. Ее руководитель – приглашенный ученый, заведующая отделом врожденного иммунитета и иммунологической толерантности Университета Гейдельберга (Германия) Юлия Кжышковска. В интервью газете Alma Mater Юлия Георгиевна рассказала, почему выбрала ТГУ местом работы, как растить молодых и талантливых специалистов и какие проблемы нации со здоровьем необходимо решать в первую очередь.


_
Человеческий потенциал – это главное

– Юлия Георгиевна, вы начали сотрудничать с ТГУ шесть лет назад, когда университет вошел в Проект 5-100. В то время вы уже были ученым с мировым именем, которому были бы рады многие университеты. Почему согласились сотрудничать с ТГУ? Какие перспективы для себя вы здесь увидели?


– Мне понравился коллектив. Основным мотивирующим фактором было наличие молодых и перспективных ученых, которые, несмотря на всю мировую конъюнктурность и стремление людей быстро заработать деньги ни на чем, хотели заниматься чем-то существенным. Тем, что наполняет человека содержанием, является смыслом жизни, делает из молодого человека полноценную творческую личность. Этот человеческий потенциал я в Томске увидела очень четко. В этом плане он резко отличался от столичного климата.

Люди стремились к развитию – к личному и развитию города. Томичи очень привязаны к своему родному городу, у них не было стремления уехать за границу. У них было стремление съездить ко мне в германскую лабораторию, научиться теоретически и практически вести современные исследования, вернуться домой и вложить все это в развитие ТГУ.

И у них это получается. Один из примеров – наш ведущий постдок Ирина Ларионова, которая защитилась осенью 2020 года под моим руководством. Ее индекс Хирша уже равен восьми. Ирина – руководитель проекта РФФИ, основной исполнитель по гранту РНФ. Мы планируем подачу гранта РНФ, где она будет руководителем, и это при том, что ей нет еще 30 лет. В конце декабря Ирина Ларионова стала лауреатом стипендии Президента РФ на 2021-2023 годы по направлению «Медицинские технологии». Я горжусь тем, что Ирина развила свой потенциал в течение шести лет в нашей лаборатории.

Ирина читает бесподобные лекции в нашей магистерской программе «Трансляционные химические и биомедицинские технологии», которую мы разработали с Ириной Александровной Курзиной для внедрения биологических и химических технологий в клиническую практику. Так же с Ириной Александровной мы развиваем наиболее передовое трансляционное направление биомедицины – применение умных материалов в регенеративной медицине. Специалистов для данного направления мы растим в рамках нашей магистерской программы.


Ученица Кжышковской ведущий постдок лаборатории Ирина Ларионова только осенью 2020 года защитила кандидатскую диссертацию, но уже является руководителем проекта РФФИ, основным исполнителем по гранту РНФ.

В этом году уже пять магистрантов включили в исследовательские проекты. Они не просто осваивают технологии, они становятся полноправными интеллектуальными соавторами публикаций, как оригинальных экспериментальных, так и теоретических обзорных работ. Мы стараемся с максимальной скоростью выводить их на уровень самостоятельной исследовательской работы и находить поддержку для своих проектов в университетских, региональных и федеральных программах, например, подавать на гранты типа УМНИК и так далее.

– Ваша лаборатория уже вскоре после создания занялась крупными проектами. Как вам это удалось?

– Эту базу мы создали за шесть лет. Зная западную структуру университетов, скажу, что концентрация технологий, модельных систем и оборудования у нас не только не уступает, но и превосходит многие западные университеты, где оборудование может быть рассредоточено по институтам и городам. У нас все сосредоточено в трех точках на близком расстоянии друг от друга – это НИИ ББ ТГУ, институт «Умные материалы и технологии» ТГУ, где все сделано для аналитики метаболомики, и экспериментальный блок для выделения моноцитов, организованный в НИИ онкологии ТНИМЦ в сотрудничестве с Надеждой Викторовной Чердынцевой. Мы используем мощности НИИ онкологии, с которым тесно сотрудничаем и развиваем все наши идеи на реальных когортах пациентов.

У нас очень тесные взаимоотношения с клиникой, за это благодарность Надежде Викторовне, которая сохранила школу научную и школу клинических исследований. Благодаря этому мы смогли стартовать сразу с реальных проектов. Были накоплены биобанки, у нас сразу сформировалась превосходная команда, в которую входят Николай Васильевич Литвяков, Евгений Денисов, Марина Завьялова и другие сотрудники онкоцентра. Во всех структурных моментах нас поддерживал Евгений Цыренович Чойнзонов. При его содействии был организован большой международный конгресс, который мы провели на базе ТГУ в 2015 году.

Очень эффективно развивается сотрудничество с Вячеславом Рябовым (заместитель НИИ кардиологии по научной работе), что позволяет параллельно проводить исследования в области кардиологии. Вячеслав Валерьевич очень дальновидный человек в плане анализа механизмов сердечных патологий, систематизации клинических данных, целенаправленных исследований для ранней диагностики и лечения смертельно опасных сердечно-сосудистых заболеваний. Сейчас Вячеслав Валерьевич задействован и в образовательном процессе, читает курс лекций нашим магистрантам.

И мы всегда чувствовали поддержку руководства ТГУ. Нам не только помогли создать новое структурное независимое исследовательское подразделение, нас систематично финансировали. Мы смогли стартовать мгновенно, не теряя времени, и добиваться результатов потому, что в работе не было никаких препон. Здесь, конечно, большое значение сыграла скорость реакции ректора. То, что ректор, не запрашивая талмудов документов, увидев дорожную карту развития лаборатории, оценил ее перспективность и квалификацию людей, которые объединились в научную группу. Он очень чуткий руководитель, который оценивает не только содержание, но еще и мотивацию.

– Один из результатов вашей работы в ТГУ – это организация научно-практической школы по секвенированию единичных клеток. Сотрудники лаборатории не только освоили прорывную технологию, но и обучают ей людей из разных стран. Расскажите о школе.


Встреча с нобелевским лауреатом Харальдом цур Хаузеном во время его визита в ТГУ.

– В 2015 году после проведения нами международного конгресса «CELLULAR AND MOLECULAR MECHANISM OF TUMOUR – MICROENVIRONMENT CROSSTALK», проспонсированного European Molecular Biology organisation/EMBO и РФФИ, репутация как нашей лаборатории, так и всего биомедицинского направления в ТГУ значительно возросла. Минобрнауки решило дополнительно инвестировать в развитие нашего биомедицинского направления. Ко мне обратился Юрий Владимирович Кистенёв, он спросил, какое самое современное оборудование нам необходимо, чтобы вывести наши исследования на новый уровень? В течение двух дней, будучи в отпуске, я нашла всю спецификацию необходимого прибора, и через некоторое время мы его получили.

У нас появилось оборудование компании Illumina для секвенирования, генотипирования и изучения экспрессии генов. Это позволило и онкоцентру, и ТГУ проводить передовые исследования и получать финансирование в спектре национальных и международных фондов и программ.

То, что мы вышли на уровень секвенирования единичных клеток, большая заслуга Евгения Денисова. У нас несколько обученных сотрудников, которые владеют технологией. Она очень информативна и позволяет нам заглядывать в самые тонкие структуры биологической материи. И это не предел, мы можем преподавать на самом современном уровне целый набор технологий качественного и количественного анализа биологических образцов на геномном, эпигеномном, белковом и клеточном уровнях. Мы также интенсивно развиваем направление биоинформатики.


«Слабые звенья»

– Юлия Георгиевна, вы не только специалист в области иммунологии, вы еще и вирусолог по образованию. В свете пандемии, с которой сейчас борется весь мир, как вы считаете, какие исследования необходимы? На что нужно обратить внимание?


– Действительно, пандемия – это вызов для всех, и мы не имеем права остаться в стороне. Я хотела бы сначала коснуться трех проблем здоровья, которые ослабляют человечество и россиян в особенности.

Прежде всего нужно обратить внимание на метаболический синдром и диабет. Сейчас метаболизм у всех людей подвергается огромной опасности в связи с неправильным питанием, неправильным как по составу, так и по количеству, распределению в течение дня. Люди не живут в здоровом биоритме. Нарушено множество параметров, влияющих на метаболизм, который, в свою очередь, определяет работу гормональной системы, иммунной системы и нервной системы. Иммунная система страдает на ранней стадии, когда еще непонятно, какое заболевание разовьется. Человек думает, что он просто полноват, на самом деле у него уже формируется неправильная программа в иммунитете. Она скрыта на уровне постгеномного программирования, которое называется эпигенетика.

Эта программа может быть скрыта как в зрелых иммунных клетках тканей, так и в их предшественниках, вплоть до костного мозга. Наша задача – разобраться, какая степень неправильного метаболизма и насколько быстро запоминается иммунной системой, как долго патологическая программа хранится и какими методами мы можем эту память, эту неправильную программу изменить.

То есть первичный фактор, который приводит к ошибкам в программе, – это метаболизм. Второй фактор – это стресс. Он бывает двух видов. Один – здоровый, который испытывали наши предки. Мужчина шел на охоту, убивал мамонта и отдыхал после этого два дня. В момент поднятия уровня адреналина здоровый стресс убивал в его организме все опухолевые клетки и расходовал лишнюю энергию. Но если человек пребывает в постоянном стрессе, не доходящем до порогового уровня и без наступления расслабления, то иммунная система не знает, что хорошо, что плохо и отклоняется от нормального функционирования. В какой-то момент это хроническое глубокое нездоровье фиксируется на уровне эпигенетического программирования.

Задача, которую я вижу перед собой на ближайшие 10 лет, – разобраться с механизмом формирования неправильной программы во врожденном иммунитете и найти способы управлять данной программой.

А теперь перейдем к вирусам. Именно те проблемы, которые у людей с хроническими заболеваниями зафиксировались на уровне программирования врожденного иммунитета, сейчас приводят к тому, что определенные категории людей оказались не в состоянии бороться с SARS-CoV-2 вируса и умирают от осложнений.

Коронавирус еще раз показал нам слабые места человечества, что нужно изучать и лечить. Этот вирус явился тест-системой для всей человеческой популяции. Он показал, где у нас «слабые» звенья в иммунитете, где стоят неправильные программы.


Коллектив лаборатории трансляционной клеточной и молекулярной биомедицины. (Фото из архива лаборатории).

Страховка на будущее

– Юлия Георгиевна, есть прогнозы, что через некоторое время после этой пандемии довольно скоро людей может настигнуть новая. Насколько это реально и как человечеству подстраховаться?


– Нужно сказать, что SARS-CoV-2 – не самый тяжелый вирус, потому что многие люди с ним успешно борются. Вместе с тем для определенных категорий он смертелен. Вирус показал нам, что большой процент населения имеет серьезные нарушения иммунитета, как врожденного, так и приобретенного, которые до инфицирования были скрыты. Наша задача – выяснить, как мы можем восстановить здоровую программу врожденного иммунитета, не дожидаясь следующей волны вируса, потому что коронавирус приходит волнами. Это уже далеко не первая волна. Коронавирус был впервые выделен у пациента с острой респираторной инфекцией в 1965 году, последние волны короновирусных инфекций были в 2002-2003-х и в 2012-2013 годах. Предыдущие изоляты не приводили к такой масштабной эпидемии, хотя смертность была намного выше. Нельзя исключить, что происходит систематическое ухудшение программирования врожденного иммунитета в человеческой популяции.

У коронавируса есть свои особенности. К примеру, у вируса гриппа РНК фрагментированная, в ней несколько маленьких кусочков. Когда у гриппа формируется новая вирусная частица, там присутствует высокая комбинаторика, поэтому он каждый год мутирует. У SARS-CoV-2 РНК длинная, это одна молекула, и если происходят какие-то принципиальные для вируса мутации, вирус теряет возможность реплицироваться. Поэтому скорость мутирования у него низкая, но зато тот изолят, который все-таки выживает и заражает, может быть намного более опасным.

– То есть нам следует готовиться к новой волне, которая может быть более опасной?

– Да, учитывая цикличность, которую демонстрирует коронавирус, эта волна придет через 8-10 лет, и мы должны к ней приготовиться. Ведь каждый раз коронавирус появляется в новом варианте, и мы пока даже не можем предположить, что за страшный вариант ждет нас в обозримом будущем. Мы знаем, что тот вид, который циркулирует сейчас, убивает диабетиков и людей с больным сердцем. Кого выберет следующий вариант? Людей с депрессией, которых становится все больше и у которых ослаблен иммунитет?

Нам нужно успеть разобраться с такими проблемами, как нарушенный метаболизм и хронический нездоровый стресс. Найти те инструменты, которые помогут исправлять неправильные программы иммунитета.

Профилактически нам нужно начинать формировать здоровый врожденный иммунитет с самого раннего детского возраста. Это параллельная задача, которую необходимо решать. И здесь давление факторов патологического влияния продолжает расти. На уровне государства нужно запрещать повсеместную рекламу сладкого. Та выгода и налоги, которые сейчас идут от продажи сладостей, не смогут компенсировать расходы страховых компаний, когда эти дети начнут болеть и умирать от следующего коронавируса. Если мы сейчас не позаботимся о пяти-семилетних, то в будущем мы разоримся на больных, некому будет платить налоги.

Поэтому профилактика метаболических и нервных заболеваний и разработка методов программирования врожденного иммунитета – это задачи национальной безопасности, которые нужно решать не откладывая.

Елена Фриц



Томский Государственный УниверситетCopyright © Alma Mater; E-mail: alma@mail.tsu.ru