| первая полоса | поиск в архиве  


№2632, 26.05.2020


Дорогие читатели!


Эндаумент-фонд вам в помощь
Целевой капитал ТГУ за 10 лет достиг 46,5 млн рублей



Новое общежитие ТГУ назвали «Маяк»


Жизнь в двух мирах
Директор ИДО ТГУ о том, как университет перешел из привычной жизни в онлайн



Как вузы и школы реагируют на переход в «цифру»


В желтой жаркой Африке
Магистрантка ТГУ четыре месяца проработала в ООН Хабитат



Детская площадка
Здесь в детстве проводили свое лето многие преподаватели и ученые ТГУ



«Зеленые» технологии
Как в Томске с помощью грибов оживляют деревья







Детская площадка
Здесь в детстве проводили свое лето многие преподаватели и ученые ТГУ

Мало кто знает, что в послевоенные годы на протяжении нескольких лет в Университетской роще ТГУ работала летняя детская площадка. Организована она была для детей сотрудников университета младшего и среднего школьного возраста, но отдыхали здесь и ребята, родители которых работали в других вузах. Многие из воспитанников площадки стали потом выпускниками, преподавателями и учеными ТГУ. Сегодня четверо из них поделились своими детскими воспоминаниями.


_
В каком именно году появилась площадка и когда приняла детей последний раз – к сожалению, неизвестно. В архиве университета никакой информации о ней найти не удалось. По воспоминаниям ее участников, она, скорее всего, начала работать в конце войны или сразу после нее и просуществовала до середины 50-х.

Дети в университете
Располагалась детская площадка в одном из зеленых уголков Университетской рощи напротив задней стены старого здания библиотеки (нового тогда еще не существовало). Теперь на этом месте возвышаются деревья и уже ничто не напоминает о том, что здесь когда-то было свободное пространство для детских игр.

– Вся территория площадки была обнесена невысоким забором из штакетника, – вспоминает профессор ИПМКН Борис Гладких. – В спальном одноэтажном дощатом корпусе стояли топчаны, где нас укладывали спать в тихий час. От дождя спасал большой навес, типа открытой веранды. Обедали под навесом за длинным столом, вокруг которого были вкопаны в землю лавки. Там же рисовали и играли в настольные игры. Теперь на этом месте уже сплошные кусты и деревья, под которыми кое-где еще можно увидеть осколки кирпичей.

В качестве кроватей служили низенькие деревянные топчаны. Когда тихий час заканчивался – их сдвигали к стене: эта же комната использовалась для игр во время дождя, творческих занятий и выставок детских поделок. Матрасы выдавал университет, а постельное белье приносили с собой. Из «инфраструктуры» площадки также имелись песочница, качели и фанерный домик, разрисованный «под кирпич».


_
– Если родители почему-то не могли забрать ребенка вечером, то его можно было оставить на ночь, что считалось для него большим счастьем, – улыбается Борис Афанасьевич.

Среди счастливчиков, которые иногда оставались на ночь, был и старший научный сотрудник Гербария ТГУ Владимир Курбатский.

– Помню – опускается солнце, и сторож идет с колокольчиком, – говорит Владимир Иванович. – Он обходит рощу и предупреждает немногочисленных посторонних посетителей, что роща закрывается. Около главных ворот находилась сторожка, там жила его семья. Рядом был небольшой участок, где они выращивали овощи.

На площадку дети приходили утром, часов в девять, и оставались до конца рабочего дня. Кормили три раза. Еду специально готовили в столовой главного корпуса, которая располагалась тогда в цокольном этаже северного крыла, и приносили в больших кастрюлях. На полдник давали две конфетки, а на открытие и закрытие сезона пекли торты.

Вместе весело шагать
Как в настоящем лагере, каждое утро начиналось с зарядки и линейки с поднятием флага под звуки барабана и горна. Затем игры, культурная программа. Довольно часто ходили в театр, кино (в Дом ученых, кинотеатр им. Горького), городской или Лагерный сад. Естественно, знакомились и с университетом – минералогическим и зоологическим музеями, Ботаническим садом, где иногда помогали сотрудникам выпалывать сорняки.

– Нас все время чем-то занимали, – рассказывает выпускница ИФФ ТГУ 1969 года Нина Амельянчик. – В домике постоянно проводились выставки наших поделок. Пластилина не было, лепили из глины. Или клали на альбомный лист листок дерева и с помощью зубной щетки и расчески разбрызгивали на него акварельную краску, в результате получался белый силуэт листа на пестром, в крапинку, фоне. Еще помню на выставке медвежонка из репейников, всяких жучков-бабочек, от которых шел запах эфира. В роще была такая богатая растительность, мы собирали растения и делали что-то вроде гербария.

Из университетской библиотеки для детей приносили книги. Проводились и музыкальные занятия – в доме стояло пианино. Делали музыкальные постановки, с которыми выступали перед родителями. Иногда в воскресенье ходили в поход на Степановку или даже на Песчаное озеро. Причем шли туда всегда пешком, несмотря на совсем небольшой возраст путешественников.

– Представляете, транспорта никакого не было и мы, маленькие, шли пешком на Песчаное озеро, примерно километра четыре от реки Томь. Через реку переплывали на лодках от лодочной станции или переходили по понтонному мосту, который был очень шатким, – делится воспоминаниями Владимир Курбатский.


_
– Играли в казаки-разбойники и другие игры в Университетской роще. Помогали в ботсаду в оранжерее. Ходили на экскурсию в университет. А на месте нынешнего Центра культуры была очень хорошая спортивная площадка, где околачивалась вся окрестная детвора, – добавляет зам. начальника управления информационной политики Евгения Игнатенко.

Прятки в роще
У ребят оставалось много свободного времени и для своих игр. А порезвиться было где – в распоряжении вся Университетская роща.

– Любимое занятие – бегать по роще и играть в прятки среди деревьев и кустов, – говорит Борис Гладких. – Территория для наших игр была ограничена центральной аллеей, ведущей от ворот к главному корпусу. Дальше, в северную часть рощи, ходить не разрешалось. Но мы все равно ходили...

– Да, были и «на свободном выгуле», – вспоминает Нина Амельянчик. – Не все у нас так уж было регламентировано. Много гуляли по роще. Раньше между БИНом и Научкой стояли ворота, но они были всегда закрыты. Открывались на день только главные ворота. Дорожки были посыпаны песком или мелким шлаком. Помню, как при нас студенты сажали липы на проспекте Ленина и березы вдоль забора Ботанического сада от ворот до БИНа.

Один сезон длился примерно 20-25 дней и собирал 40-50 детей. За лето проходило два сезона. На их закрытие выезжали за город, обычно на Басандайку, где устраивали большой прощальный костер.

– Туда нас возили на университетском грузовике. По старому шоссе – слева от кладбища шла гравийная дорога. Мы пели, а поскольку дорога была не гладкая, то наши голоса вибрировали – «То-о бере-е-зка, то-о рябина» – получалось забавно, – смеется Нина Александровна.


_
Как одна семья
Все воспитанники с благодарностью вспоминают своих воспитателей, пионервожатых, всех, кто обеспечивал летний отдых детей.

– Мы были как семья, – отмечает Владимир Курбатский. – Многие наши педагоги и воспитатели были свои же, университетские, и они возились с нами, как мамы с родным ребенком.

Из тех, кого смогли вспомнить бывшие участники детской площадки – воспитательница Анфиса Ивановна, музыкальный руководитель Елизавета Александровна Ковригина, повариха тетя Шура, начальники лагеря в разные годы – Лидия Васильевна (жена профессора ТГУ Николая Лаврова) и сотрудник университета Галина Александровна Лисина. К сожалению, многие имена и фамилии забылись за давностью лет, но ту заботу и любовь, которые дарили детям работавшие на площадке взрослые, их воспитанники помнят до сих пор. Ведь во многом благодаря им, их рассказам об университете, экскурсиям, выросшие дети связали свою жизнь с ТГУ.

– Я поступил в университет в 1963-м, – говорит Владимир Курбатский. – В студенчестве мы ходили на воскресники, и однажды я с некоторой грустью увидел, что домик, где мы когда-то играли и спали, стал использоваться как подсобка для хранения инвентарных инструментов. А потом его вообще разобрали. Но до сих пор я тот отдых на детской площадке вспоминаю, как светлое время в своей жизни.

Наталья Шарапова
Фото из личных архивов Нины Амельянчик и Веры Блинковой.



Томский Государственный УниверситетCopyright © Alma Mater; E-mail: alma@mail.tsu.ru